Глобальное потепление. О тенденциях развития тепличной отрасли пишет "Бизнес-журнал"

25.04.2015

"Бизнес-журнал" опубликовал статью "Глобальное потепление" о направлениях развития овощеводства в закрытом грунте России. Экспертом тепличной отрасли выступила Тамара В. Решетникова, генеральный директор исследовательской компании "Технологии Роста".

Глобальное потепление

В России твердо решили развивать тепличную отрасль. Импорт овощей достигает 80%, тепличные мощности обветшали. В Минсельхозе постановили, что страна должна удвоить площадь теплиц. Однако реалии рынка и условия для инвесторов — далеко не тепличные. Выживать, работать эффективно и развиваться способны лишь единицы комбинатов на огромную страну.

Чиновники не устают говорить о том, что стране нужно минимум вдвое больше теплиц, чем имеется сейчас, и что до 2020 года необходимо ежегодно вводить по 500 га теплиц, чтобы снизить импортозависимость по несезонным овощам хотя бы до 70%. Пока даже эти довольно скромные планы видятся очень далекими от реальности.

Современная теплица — высокотехнологичный объект, нашпигованный оборудованием. «Теплицы занимают первое место в рейтинге наиболее автоматизированных производств не только в сельском хозяйстве, но и в смежных областях», — говорит Александр Сабиров, генеральный директор «УК Фабрика Овощей» (4 тепличных комбината в разных регионах) и председатель правления Национального союза производителей овощей. Это объект для стратегических инвестиций, наукоемкая отрасль, которая может «выстрелить», если будут созданы условия для ее развития, добавляет Виктор Семкин, гендиректор «Московского агрокомбината». Его предприятие — это 94 га закрытого грунта, 1,5 тыс. работников и 200 млн рублей прибыли по итогам прошлого года. Но вот с развитием не получается. «Подходим цинично: если теплица не эффективна, мы ее разбираем, — говорит Семкин. — Посмотрим, как это полугодие закончим, может, разберем еще 8 га. Все будет зависеть от эффективности». Сторонние эксперты подтверждают: комбинат систематически сокращает площадь теплиц под овощи, хотя по объемам продолжает оставаться на втором месте в России после комбината «Южный» в Карачаево-Черкессии, где «под стеклом» 144 га. «Московский» постепенно диверсифицирует бизнес — сейчас достраивает сервисно-распределительный центр площадью 17 тыс. кв. метров, в который вложен миллиард собственных средств.

Официальной статистики по выводу-вводу площадей функционирующими комбинатами не существует. Крупнейшие в стране — «Южный» и «Московский» — практически не развиваются. «Южный» еще недавно принадлежал мэрии Москвы, но в 2014 году 100% акций предприятия выкупил за 70 млрд рублей банк ВТБ. «В последние три года не велось ни реконструкции, ни строительства, — говорит нынешний гендиректор предприятия Александр Салженикин, — был процесс увядания комбината». Пришла новая команда, которая стала активно сокращать издержки и выводить предприятие на рентабельность. Пока Салженикин не называет возможные инвестиции в реконструкцию и новое строительство теплиц. Сейчас идет изучение предложений на рынке и определяется приемлемая стоимость строительства: хотят реконструировать по 36 га в год. На рынке считают, что акционер не станет инвестировать в комбинат, так как предполагает быстро перепродать его.

Есть и «политические» тенденции, мешающие развитию отрасли. По словам Тамары Решетниковой, гендиректора компании «Технологии Роста», комбинаты еще советских времен нередко преднамеренно банкротятся, а на их месте начинается жилая застройка — особенно если они принадлежат городским администрациям. В Калужской области было несколько таких предприятий, сейчас осталось только одно. В прошлом году обанкротился из‑за долгов за энергоносители Ивановский комбинат, который был практически градообразующим — 40 га и 5 тыс. сотрудников, оказавшихся на улице. Много комбинатов «советской постройки» работает еще от старых теплостанций, обеспечивающих город теплом и электричеством, поэтому у них большие затраты на теплоэнергию, отмечает Борис Горкунов, гендиректор «УК Столичные овощи», учредитель «Новосибирского тепличного комбината».

Что касается новых проектов, то их достаточно активно заявляют по всей стране. Но не все из них «живые» изначально. По оценкам«Технологий Роста», 50 проектов заявлены и имеют высокую вероятность реализации, а на стадии получения банковского кредита или уже реального строительства из них около 20. Нельзя сказать, что это очень много в масштабах страны. Но бум в тепличной отрасли уже начинался, утверждает Игорь Соколов из компании «ФИТО». Было большое оживление до того, как в 2012 году начались задержки субсидий по инвестиционным кредитам сельскому хозяйству, «в овощи» пошли инвесторы из самых разных областей. Сейчас на волне импортозамещения может возникнуть новый бум. Так, министр сельского хозяйства РФ Николай Федоров анонсировал тепличный проект сразу на тысячу га в Татарстане (это 50% от всех имеющихся в стране площадей!). По информации минсельхоза Татарстана, турецкие инвесторы готовы вложить в проект за семь лет $1 млрд и даже предлагают в связи с этим создать «особую экономическую зону в сельском хозяйстве». 

Продукция конкурентов из ЕС, которые держат «под стек­лом» огромные площади, раньше действительно доставляла российским тепличникам много головной боли. «Весной 2012 года из Голландии приехали баклажаны, которые продавались на 20 рублей дешевле, чем у меня получалась себестоимость их производства», — вспоминает Виктор Семкин («Московский»).

Но российские производители не особенно почувствовали эффект от продовольственного эмбарго — поставщики быстро переключились на импорт из Азербайджана, Турции, Ирана и др. Лучше всего получается импортозамещать огурцы (на них в 2014‑м пришлось 65% объема продукции). Сложнее — с томатами, у которых вегетационный период дольше, и они требуют больше энергии на досвечивание (если используется технология светокультуры). «Можно по пальцам пересчитать российские комбинаты, имеющие технологические возможности выращивать томаты зимой», — говорит Тамара Решетникова («Технологии Роста»).

Тепличный бизнес сильно зависит от зарубежных технологий, оборудования и материала. Произошедшая девальвация рубля ставит отрасль в сложное положение. «Мы привезли западные технологии и оборудование, которое требует поддержки, обслуживания, импортных комплектующих узлов, и мы должны научиться их обслуживать и заменять, — говорит Александр Сабиров («Фабрика Овощей»). — Если найдем российские аналоги, то выйдем из этого кризиса». «Фабрика Овощей» построила за последние два-три года четыре комбината в разных регионах, став одним из немногих «межрегиональных» холдингов на тепличном рынке. Современная теплица — это сумма адаптированных к российским условиям технологий, многие из которых иностранного происхождения. Российский климат требует даже более сложных инженерных систем (котельного оборудования, систем управления климатом), чем в тепличном хозяйстве Западной Европы. В этой области лидируют голландские и французские инженерно-производственные компании, хотя есть и российские производители — «Агрисовгаз», «Курскпромтеплица». В капельном поливе первые на рынке — израильские компании. Котельное оборудование лучше всего — немецкое. Ну, а российские производители в основном обеспечивают «инертные» материалы — стеллажи, трубы… «Мы считаем, что отечественного сырья, материалов и технологических решений в каждом комбинате — не менее 30%. А в наших проектах и до 40%, так как мы искали отечественные аналоги», — говорит Сабиров.

Но даже российские производители металлоконструкций подчас не выдерживают конкуренции с импортом, отмечает Тамара Решетникова. Те же пленка и профили, на которые крепится стекло, у европейцев гораздо тоньше, а в тепличном бизнесе каждый миллиметр металлоконструкций — это снижение уровня освещенности, а значит и урожайности растений.

Автор статьи: Вера Колерова

Полный текст статьи можно прочесть в Бизнес-Журнале от 27.03.2015

Инициативные маркетинговые исследования компании "Технологии Роста"
Яндекс.Метрика