Россия и Турция: заклятые партнеры

04.07.2017

Ограничения импорта сельхозпродукции и продуктов питания, периодически вводимые и отменяемые Россией и Турцией в отношении друг друга в последние полтора года, негативно отразились на обеих странах. Взаимная торговля продовольствием за год сократилась в 1,4 раза до $2,35 млрд. Однозначный бенефициар ситуации — разве только российский тепличный сектор. Для всех остальных российско-турецкий кризис вылился в снижение цен, потерю маржи и рынков.

Пожалуй, единственный сектор, производители которого однозначно выиграли от торгового противостояния — тепличное овощеводство. Запрет на ввоз отдельных турецких овощей продержался более года, а на томаты не снят до сих пор и, возможно, будет действовать еще долго. «Это не что иное, как протекционистская мера по поддержке отечественных тепличных хозяйств, — считает гендиректор консалтинговой компании «Технологии Роста» Тамара Решетникова. — На полтора года ушел с рынка самый сильный игрок, безусловно, российские производители овощей от этого получили значительные плюсы». К тому же отрасль оперативно была обеспечена господдержкой: овощеводство закрытого грунта внесли отдельным пунктом в бюджет федеральной программы развития АПК на 2016 год.

Однако, обращает внимание Решетникова, в этой ситуации есть и пострадавшая сторона — потребители. В результате эмбарго цены на сезонные овощи, и томаты в частности, заметно выросли, что привело к сокращению потребления. «Продукция российского тепличного хозяйства значительно дороже импортных томатов, а стоимость в магазине превышает до трех раз цены, по которым томаты ввозят в Россию», — говорится в обзоре экономической ситуации, подготовленном РАНХиГС, Институтом Гайдара и Всероссийской академией внешней торговли.

Хотя есть позитивные моменты и для наших покупателей, признает Решетникова. Доля качественных томатов в рознице сильно возросла за счет того, что ушла турецкая продукция. «Структура турецкого производства и поставок томатов кардинально отличается как от российской, так и от европейской, — напоминает она. — Основную массу овощной продукции в Турции производят мелкие хозяйства, фермеры. Они реализуют ее в общий экспортный центр и уже оттуда эту продукцию, не сортируя, отправляют к нам». Отследить при этом качество и безопасность не представляется возможным. Российские же овощи теперь в супермаркеты, в первую очередь крупных городов, поставляют мощные предприятия с большим валовым сбором. А это значит, что они, во-первых, могут лучше контролировать качество, во-вторых, продают продукцию под брендом, что позволяет отследить происхождение товара и проверить его на безопасность.

После снятия ограничений на поставки овощей объемы импорта из Турции резко возросли, но пока не восстановилось до прежних уровней, говорила Решетникова в июне. «Турецкие производители ведь тоже не сидели сложа руки и смотрели, как их продукция пропадает, они перераспределяли потоки на другие страны, — поясняет эксперт. — И, конечно, сразу закрыть те рынки и переориентировать объем снова на Россию, даже если здесь цены продаж будут более выгодными (а так оно и есть), — в одночасье нельзя».

Автор статьи: Инна Ганенко

Полный текст статьи можно в июльском выпуске 2017 года журнала "Агроинвестор"

Инициативные маркетинговые исследования компании "Технологии Роста"
Яндекс.Метрика